Предохранить частную жизнь человека от вмешательства других людей призвана врачебная тайна (или правило конфиденциальности). По роду своей деятельности врач знает о пациенте гораздо больше, чем другие люди. Однако та информация, которую пациент передает врачу или сам врач получает в результате обследования, не может быть передана третьим лицам без разрешения этого пациента (диагноз заболевания, данные о состоянии здоровья, прогноз и т. д.). В форме понятия «врачебная тайна» правило конфиденциальности зафиксировано во многих этических кодексах, начиная уже с клятвы Гиппократа. В «Основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» конфиденциальности посвящена ст. 61 «Врачебная тайна».
Но врачебная тайна как профессиональное этическое требование, зафиксированное в форме закона, часто сталкивается с другими этическими требованиями и нормами, в результате чего возникают этические коллизии. Представим себе такую ситуацию. Обычная московская квартира. Ребенок заболел корью. Мать просит врача, чтобы он не сообщал эпидемиологу, а она посидит с ребенком, поскольку не работает. И врач идет ей навстречу, соблюдая, так сказать, врачебную тайну. А через три дня, когда ребенку стало лучше, его мать разрешила ему, чтобы он не капризничал, поиграть с мальчиком из соседней квартиры. Инфекция идет дальше. Вывод очевиден: врач должен соблюдать врачебную тайну лишь тогда, когда это не вредит другим людям.
Можно привести и иные морально обоснованные примеры нарушения права человека на тайну его здоровья: при подозрении на СПИД вне зависимости от желания человека у него берут кровь, если он из группы риска. И если обнаружат вирусы ВИЧ у иностранца, то его депортируют. Другой пример — без сертификата о прививках человека к допускают в страну. В медицине нередко бывают ситуации, когда права отдельного человека не соблюдаются, исходя из интересов общества, поскольку один человек может заразить многих людей.