Компьютер и сконцентрировал информацию, и сделал ее гораздо более доступной. С одной стороны, значительно больше людей во всем мире в настоящее время имеют самый широкий доступ к источникам информации, чем когда-либо за всю историю человечества. С другой — использование компьютера допускает массовую концентрацию сугубо личной информации о людях и об их привычках. Такой сбор и централизация подобной информации могут быть использованы весьма конструктивно, например для расширения демократических процессов в обществе и лучшего осознания запросов и потребностей людей, или же узурпироваться узкими группами лидеров для использования этой важной информации в личных целях.
В любом случае компьютерная и информационная эра уже наступила. Современные профессионалы бизнеса — главные идеологи информационной эры — несут ответственность за формулирование и введение в жизнь этических законов поведения (иногда называемых компьютерной этикой, сетевой этикой и т. п.), на которых должны базироваться демократические общества. Это предопределяет и необходимость изучения этики профессионалами бизнеса.
Для стран, изменяющих свои экономические системы, таких, как Россия и другие республики СНГ, изучение этики бизнеса особенно необходимо. Как пишет американский ученый В. Вейгль, в этом отношении особенно важны два обстоятельства: (1) необходимость этичных отношений в децентрализованных структурах, ответственных за принятие решений, и (2) необходимость вписать экономику переходного периода и ее институты в не соответствующие им исторические и культурные условия.
Так называемый переход к рынку в российской экономике требует эволюции децентрализованных структур, ответственных за принятие решений. Для работы в таких структурах от каждого человека требуется уверенность в себе и умение непредвзято судить о происходящем, будь то руководитель всего предприятия, начальник среднего звена, банковский управляющий или конкретный потребитель продукции. Децентрализация такого рода требует обязательного чувства доверия и всеобщего уважения к честности в поступках. И при этом конечно же честность и доверие остаются, в первую очередь, этическими категориями в отличие от законодательных и экономических ограничений, которые должны вести к полноценности деловой жизни.