Можно выделить два главных различия между утилитаристским подходом и подходом с позиции моральных прав.
1. Моральные права являются отражением требований морали, предъявляемых к отдельному индивиду, тогда как моральные нормы утилитаризма по своей сути коллективны.
2. Права образуют базу нормативов, используя которые можно отвергнуть любые попытки апеллировать к таким критериям, как общественная полезность и количественные факторы.
Права являются более совершенным инструментом, чем стандартные нормы утилитаризма, но они содержат элементы последнего; например, в войну ограничиваются некоторые моральные права в целях защиты интересов общества.
Многие исследователи полагают, что категорический императив Канта является объяснением наличия у человека моральных прав. Именно этика Канта привлекается специалистами этики бизнеса для иного подхода к проблемам деловой жизни. Вне всяких сомнений, наиболее влиятельным философом нравственности до настоящего времени остается Иммануил Кант (1724—1804). Его рационалистический подход к этике оказал существенное влияние на современную этическую мысль.
Сущность этической теории Канта состоит в том, что действие, если оно направленно, способно стать всеобщим. Такая всеобщность не дает людям уклоняться от следования моральным правилам, и такое поведение заложено в самой структуре человеческой рациональности. Наиболее известная формулировка знаменитого категорического императива Канта звучит так: «…поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом».
По теории Канта, этическое правило, которое годится для одного, должно годиться для всех. Не существует какой-либо особой этики, которая служила бы одному человеку или отдельной группе людей в ущерб всем другим. Большинство людей интуитивно чувствует правильность этого. Скажем, когда вы были ребенком, ваша мать говорила вам наверняка что-то вроде: «Этого делать нельзя. Что было бы, если бы все решили так поступать?» Если мать приводила вам подобные доводы, то она действовала как теоретик кантианской этики, сама того не подозревая!