Один из наиболее распространенных выводов из наблюдений за деловой жизнью заключается в том, что этика и личный интерес могут совпадать, особенно когда моральное поведение выгодно. Это обстоятельство в некоторой степени затрудняет оценку поведения того или иного субъекта бизнеса. В качестве иллюстрации сочетания требований здравого смысла и морали можно привести ситуацию, которая имела место в американской деловой практике. Речь идет о решении исполнительных директоров компании Procter & Gamble об изъятии с рынка тампонов Rely, когда была обнаружена связь между использованием тампонов этой марки и случаями поражения синдромом токсического шока. Компания затратила около 75 млн. долл. и 20 лет исследовательских работ на решение возникшей проблемы. Сначала, когда результаты исследований показали, что материалы, использовавшиеся в тампонах, не вызывают роста бактерий, руководство компании заявило о своей готовности сражаться за честь фирменной марки и защищать ее от необоснованных выводов со стороны плохо информированных чиновников. Тем не менее в дальнейшем Procter & Gamble снял с производства эти тампоны отчасти из-за негативного имиджа продукта в глазах общественности, отчасти из-за неспособности терапевтов, микробиологов и эпидемиологов компании опровергнуть выводы доклада Центра контроля над заболеваниями, которые указывали на статистическую закономерность наступления синдрома токсического шока после их применения. Кроме того, компания незамедлительно предоставила свои исследовательские мощности в распоряжение Центра контроля над заболеваниями для изучения синдрома токсического шока и согласилась финансировать и проводить широкомасштабную образовательную программу по проблемам данного заболевания, а также распространить обращение с призывом к женщинам прекратить пользоваться вышеупомянутыми тампонами.